вторник, 19 января 2010 г.

Чинарджик, часть 1.
После Атакёй марины, стоянка в которой обошлась нам в 60 евро за сутки, мы еще одну ночь провели в Стамбуле, на якорной стоянке для больших судов. На море ветер и сильное волнение, в добавок к которому мы бросили якорь на самом перекате. Пошвырявшись от стенки к стенке, идем спать.
Утром затрещала радиостанция: русско-говорящие суда вызывали всесведущую «Аркадию», уточняя погоду в Черном море. «Аркадия» отвечала уставшим голосом, но по существу. А мы подняли якорь, поставили паруса и помчались между кораблей на другую сторону Мраморного моря. Волны становились все круче и мы ухали в водяные ямы и взлетали вверх. Проскочив перед носом у танкера и сфотографировавшись, долетели до белого пирса со сбежавшимися турками.
По-английски никто не говорит, но и так ясно, что долго мы здесь не простоим, волна настойчиво хочет забросить нас на причал. А рядом, показывают рукой турки, есть отличное спокойное место. Чок тешеккюр, иду на нос отшвартовываться. Возвращаюсь и вижу, один из дядек примостился у нас на борту.


Мы с Саней угощаем его и капитана анисовкой, решая по-быстрому им все споить, потому что пить это невозможно, мы категорически против. Чай с медом, апельсины, сигареты, а дядька крутит для ребят самокрутки. Час-полтора под мотором и стакселем и мы в Чинарджике.

Светлый разноцветный городок с домами-столбиками желтого, розового и фиалкового цвета, полосатыми карнизами и цветущими розами - он покоряет нас с первого взгляда. Причалив, мы с Саней бежим фотографироваться к маяка и огромным камням. Волны бьются о них, а мы ловим в объектив брызги, друг друга, заляпываем фотоаппараты напрочь и фото не удались. А яхту окружило местное население с собакой и полчищем тигроподобных котов. Все шумят, стараются помочь, ищут в телефонах русскоговорящих друзей. А их здесь много, осевших пожилых дагестанцев, казахов, азербайджанцев с большими семьями. Нас провожают в магазин, угощаются водкой и рассказывают о своей жизни.
Один из них, средних лет усатый веселый Али на велосипеде угощает меня конфетами. Присматриваюсь к фантику: я ем «Гусиные лапки» РотФронт в Чинарджике! Воистину удивителен и тесен мир.
Вечером к нам приезжает Нури на мопеде, он говорит только по-турецки, мы ищем общие английские слова, рисуем в тетрадке, пьем водку и понимаем друг друга. Нури показывает нам фокусы, чем доводит Саню до восторженного бешенства. Он хлопает себя по коленям «что творит, чертяка!» и просит показать еще и еще. Нури вызвался нас опекать. Он поит нас вином с пивом в одном бокале по-турецки, а Саня ему объясняет наши традиции, громко и внятно: Украина, водка и пиво, бир! бир! - мани фьють! Нури сокрушенно кивает: да, очень спиртное дорого, очень. А вечером следующего дня, когда стемнело, Али на велосипеде сворачивает удочку и зовет нас в гости. И мы пошли.


Комментариев нет:

Отправить комментарий