вторник, 19 января 2010 г.

А теперь Мраморное море уже не балуется.
Чтобы не перевирать, я уточняю, повиснув на поручне под немыслимым углом:
- Это уже штормит или еще нормально?
- Штормит! - кричат ребята.
- Вот и чудненько, - продолжаю висеть.
Первым идет спать Саня, но не прошло и получаса, как обрываются шкоты. Подъем, Саня! Следующей иду прикорнуть я и опять рвутся веревки. Вставай, Лена! Держись покрепче! Саня меняет стаксель, я, раскрепившись всей нижней половиной тела на мокрой палубе, заново провожу шкоты, а Дик, чертыхаясь, устанавливает румпель, так как опять лопнул тросик на штурвале и ко всему не заводится мотор. А Жевжик бегает внутри и, засовывая голову под пайолы, сокрушенно наблюдает за поднимающимся уровнем воды в яхте.
В небе ни одной звезды и только зарево над Стамбулом и белые гребни волн подсвечивают темноту ночи. Да мимо проходящие суда светят огоньками, порой так близко, что приходится крутить экстренный поворот.
Мы с Диком откачиваем воду ручной помпой: он дергает, а я, опустив руку в солярочную жижу, «трушу шлангочкой», сбрасывая налипающий мусор.
Затем мы с Жевжиком идем спать, но не по-барски развалившись на койке, а прикорнув сидя. Я засунула под него воняющую руку, а Жевжик уставши не возражает и вскоре раскатисто захрапел.
Так мы почти весь шторм и проспали. А ребята, наворачивая под парусами зигзаги, долетели к шести утра до причала в Эрегли и выпили весь остаточный двухдневный запас водки, за что утром были биты, потому что следующая наша закупка в Ченаккале, куда мы утром и поспешили.

Комментариев нет:

Отправить комментарий